Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

...

О, Господи, спасибо за любой
Жестокий знак присутствия повсюду,
Поскольку ты создал мою любовь,
Ради которой я тебя забуду.

За кровь и боль, за мрак и нищету,
Что мне ссудил. Что, возвращая ссуду,
Ты отнял все, оставив только ту,
Ради которой я тебя забуду.

За пропасти и омуты без дна,
Где просто уцелеть подобно чуду,
И небо, где горит одна звезда,
Ради которой я тебя забуду.


02.01.2012

Элегия №5

Осенняя оса, всего-то и забот –
Урвать еще глоточек меда.
Поскольку впереди из множества невзгод
Осталась лишь одна невзгода.

Недолго нам с тобой эфира посреди
Кружить над всем, что мнится сладким.
И жить единым днем, поскольку впереди
Грядут смертельные осадки.

Морозы на носу один другого злей
Нас не рассудят, но остудят
Пространство между рам – осиный мавзолей,
Иным и этого не будет.

Уже горит вдали холодная заря,
И воздух звонок и прозрачен,
В нем свист утиных крыл – примета сентября,
Что взят в кредит и не оплачен.

Уже известно чем чреваты небеса,
А посему не беспокойся –
Отравлен ли сироп, осенняя оса,
Но пей. И ничего не бойся.


08.09.2011

Баркарола


Пол-Европы исколесив, и петляя так, словно чем-то

Озадачен, напуган, пьян, словно кем-то таким гоним,

Интурист въезжает в страну пармезана и кватроченто,

Озираясь по сторонам:  не идет ли кто вслед за ним.

Потихоньку себя к стране примеряя то так, то эдак,

Он внедряется, как шпион, в пансион и живет в кредит,

Много пьет, поминутно ждет провокации контрразведок…

Но, увы – провокаций нет. И никто за ним не следит.

 

Да и чем бы он мог привлечь? Нехорош собой и немолод.

Тридцать лет в кредит. Без причуд. Что, естественно, не предел.

Оттого ли, что угодил в нежном детстве под серп и молот,

Но судьба его суть борьба. Беспокойство - его удел.

Насторожен как никогда. Частый пульс и неважный тонус.

Семенит, мельтешит, дрожит… Нервы, знаете, никуда!

Если кто за ним и спешит, это только всего лишь Хронос.

Или, если угодно, смерть. Без прощения и суда.

 

Кватроченто теряет шарм. Экономя на каждой лире,

Интурист глазеет в экран, где по всем каналам футбол.

А когда истекает срок проживанья в чужой квартире,

Он встает, и платит за все, и бредет к одной из гондол.

Благо, что не тяжел багаж. Так – остатки ума и чести,

Пара-тройка пустых надежд, и одна, из последних, мысль:

«Хорошо бы окончить путь, провалившись на этом месте,

Потому как въезжать-съезжать незаметно теряет смысл.

 

Потому как «куда нам плыть» разве кто-нибудь разумеет?

Остается смотреть, внимать, что не так уж и много, ведь

Гондольер поет о любви. Ни о чем другом он петь не умеет.

Триста лет об одной любви. Ни о чем другом он не может петь…

Гондольер поет о любви. Ни о чем другом он петь не умеет.
Триста лет об одной любви. Об одной любви… Об одной любви...»

 

                                                                                                                          1995