Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

...

человек расщепляет атом выходит в открытый ко
скочет по сцене щелкунчиком во трико
изобретает коллайдер и душ шарко
впихивает верблюда через ушко
руководит лукойлом и кока ко
ценит ампир барокко и рококо
кокококо конечно же дураку
есть чем гордиться с криком кукареку

2017

2084 (ред., доросшая до песни)

Дорогой мой, ведь был умен,
безупречен, точен, судьбой обласкан…
А потом вдруг тебя берут,
разбивают нос, отрывают лацкан,
Оттого что забыл пароль в комендантский час.
И, когда ты раздет, разут,
и уже взирает предельно строго
На тебя, даром, что слепа,
из угла Фемида во мгле острога,
То становишься столь похожим на всех на нас.
Что бы ни было там – болтай
громко обо всем. О себе – ни звука.
И тогда, если повезет,
будет тебе счастье, а не наука.
Ведь не только в кино случается хеппи-энд.
Может, все-таки пронесет –
досидишь тихонько до выясненья.
Зря ты, что ли, учил язык,
эти падежи, времена, склоненья,
Сочиняя одну из лучших твоих легенд?

Даже имя не открывай,
и, конечно, званье и номер части
Утаи, находясь в руках
у всегда тупой и недоброй власти,
А прикинься, что просто шел и сошел с ума.
В подтверждение улыбнись
и, пожалуй, выкинь еще коленце:
Попроси между делом вскользь
у охраны чистое полотенце,
Карандаш, и бумагу, и два тома Дюма.
Но не вздумай им ляпнуть, как
и когда разбилась твоя тарелка,
Ибо вряд ли тебя в ответ
расцелуют, хором воскликнув: «Welcome!»
А,скорее, положат мертвым под микроскоп.
Так оно, будет всем, поверь,
не в пример спокойнее и полезней:
Объявить, что сыскался тот,
кто причиной бед, непогод, болезней,
И немедля отправить в топку, а после - в топ.

Не стыдись. Не твоя вина.
Обмани богиню, судьбу, овчарку.
Если нет под рукой лампад,
будешь тихо радоваться огарку.
И окурку, и таракану, и сухарю.
Словом, слушай сюда! Когда
ты не станешь больше вещать верлибром,
Обращаясь к очередным
и иным внеочередным талибам,
И усвоишь все то, что дважды не повторю,
То вернешься живой домой
для своей торговли любым товаром,
К череде бесполезных дней
и слепых ночей, что проходят даром,
К электронным посланьям выдуманной родне.
И никто никогда уже
не узнает, что ты вообще за птица.
Но не дай тебе Бог во сне
или просто всуе проговориться,
Что когда-то ты без скафандра жил на Луне.

2008, 2010

Крысолов

Не набравший вистов, не занявший высоких постов,
Не нашедший себя ни в одном из достойных занятий,
На призыв «будь готов!» никогда не бывавший готов
И оставшийся нем в общем хоре похвал и проклятий,

Избегавший пожатий стальных окровавленных рук,
Заточенный в себе, никогда ни о чем не жалей ты -
В совершенстве познавший не вдруг лишь одну из наук:
Среди полчища крыс развлекаться игрою на флейте.

Не дающий труда умножать и делить суету,
Презиравший за глупость любое лицо ширпотреба,
Где б ты ни был, с какого крыльца ни глядел в высоту –
Над тобой равнодушно плывет закопченое небо.

И под ним лишь одно - одиночества страшная честь.
Но на что-то другое рассчитывать нечего, ибо
Сочиняешь для тех, кто еще не умеет прочесть
Ничего кроме местного мата и слова «Главрыба».

И в течение множества лет бесконечного дня
Чередуются нудная пытка и сладкая мука.
Ты молчишь, но внутри из пустого упрямства храня
Непригодный пока камертон для грядущего звука.

Даже если тебя и одобрит какой-то тотем,
Или где-то найдут применение странным талантам…
Все равно на земле ты повсюду останешься тем,
Кем и был. Навсегда чужаком, беглецом, эмигрантом.


15.04.2010

Тим Талер. П.С.

То, что ты научился потом выдавать за смех,
Подражая то пересмешнику, то сычу,
Не ввело в заблуждение, мальчик мой, даже тех,
Кто был рад заблуждаться. Я же - и не хочу.

Всем иным, норовящим в «гешефт», подписав контракт,
Столь же громко и неестественно хохоча, -
Им и вовсе твой смех суть таинственный артефакт,
С них довольно и пересмешника иль сыча.

Уголки этих губ, как положено, смотрят вниз,
А во взгляде расчет и холодность игрока.
На кого ни поставь - неизбежно получишь приз,
И победа всегда обыденна и горька.

Тридцать лет равнодушно приходишь на ипподром,
Получая навар с каких-то хромых кобыл.
Жизнь прекрасна – не факт. Не из области аксиом.
Теорема. А доказательство ты забыл.

Просыпаясь с больной и ненужною головой,
Вспоминаешь еще такой неуместный сон -
Серебро из горсти рассыпаешь на мостовой,
Да никак не извлечь похожий на прежний звон.

16.03.2010

Прохожий, проходи...

Прохожий, проходи!.. Проезжий, проезжай!...
Тебе какая блажь до нашего вертепа.
Тоски не умножай, судьбы не раздражай,
И нам не подражай – в пенсне оно нелепо.
Не надо изучать унылый наш фольклор,
Обычай пить до дна и прочие повадки.
Навряд ли твой доклад произведет фурор,
Едва ли довезешь заветные тетрадки.

Не следует вникать в наш быт и рацион,
Пытаться стать своим на танцах в сельском клубе –
Опасен и весьма такой аттракцион.
Мы – хищники, учти. Чужих у нас не любят.
Не стоит восклицать: «Я! Я! Интерессант!»,
Ногтем скребя кресты ближайшего погоста.
Вчера – незваный гость. Сегодня – арестант.
А завтра – вновь погост. В ином контексте просто.

Зачем оставил ты ученый Гейдельберг?
Почто бежал, глупец, уюта кабинета,
И степени презрел, и кафедру отверг…
И что ты получить надеешься за это?
Вокруг со всех сторон враждебная планета,
Где сеятель давно не верит в урожай,
И вслед поет струна - одна у арбалета:
«Прохожий, проходи!.. Проезжий, проезжай!..»

21.01.2010

Формула любви

Нет, я все понимаю – фенилэтиленамин
Вкупе с адреналином или окситоцином
Говорят в тебе хором: «Je taime, o ma chere amie!»
Без участия Бога - духа, отца и сына.
И пока говорят – ты как будто бы не один.
Это только они, для которых семь верст не крюк,
Рвут уздечки, несут, роняя обломки дышел,
Твоего уже больше и нет – ни ума, ни рук,
Ты вообще вроде как из лесу случайно вышел.
Угодив в первый круг для различных дальнейших мук.
Лишь они, надо думать, и водят твоим пером,
И безумства все совершают опять они же.
Превращая пустую водицу в ямайский ром,
А без них ты – ничто. Никто. Подпоручик Киже.
Ты ведь первый потом согласишься, что лучше – бром…
Лес впоследствии выгорит, пепел прибьет пожар,
И, как тот кузнечик, не ждавший сего исхода,
Про сегодня и завтра ты скажешь: «Какой кошмар…»
И в тебе вдруг возникнет вакуум и свобода
Наблюдать в черном пасмурном небе холодный шар…
А потом допамин, равно как и серотонин,
Окисляясь и превращаясь в плоды распада,
Проведут тебя до последнего круга ада,
И оставят среди бесшумного листопада,
И навек замолчат… Ну, а дальше ты сам… Один…

10.11. 2009

Задушевная матерная частушка

cantabile, poco a poco crescendo



Подвели меня букашки,
Бросили жывотные.
Я гадала по ромашке -
Лепестки все четные.

Не нашлося для меня
Поприличней цветика.
Вот такая вот .....
.......... генетика!


19.10.2009

Куплеты

Все, что должно случиться, случится как-то именно так,
Как полагалось ему, само и в точности как должно.
Что там орел иль решка, коль суждено – на ребро пятак
Падает вроде бы без причины, но безо всяких «но».

Все, что должно родиться, - зачнется даже наперекор
Целому складу верных научных и ненаучных средств,
Вырастет и окрепнет, переборов холода и мор,
И расцветет в любой из возможных сверхагрессивных сред.

Все, что должно сломаться, однажды хрустнет – и пополам.
И без твоих усилий его сберечь или расшатать,
Мир претворится в Рим, а затем и Рим претворится в хлам.
Даже и не рассчитывай здесь хоть что-нибудь рассчитать.

Ergo, мой бедный путник, почетный гость олимпийских игр,
Как там старайся иль не старайся бросить зачетный диск,
Пламени, предначертанном на скрижалях, не надо искр,
Вставь свое имя в полис, где никакой не прописан риск.

Как бы ты, брат, не пел, а эффект – не очень, когда балет.
Впрочем, не зная ритма, и не вполне попадая в такт,
Ты все одно пойдешь в этот самый сад исполнять куплет:
Все, что должно, - случится. И будет. Именно. Как-то так…

09.10.2009

2084


Дорогой мой, ведь был умен, безупречен, точен, судьбой обласкан…

А потом вдруг тебя берут, разбивают нос, отрывают лацкан,

Оттого что забыл пароль в комендантский час.

И, когда ты раздет-разут, и уже взирает предельно строго

На тебя, даром что слепа, из угла Фемида во мгле острога,

Ты становишься столь похожим на всех на нас.

Что бы ни было там – болтай громко обо всем. О себе – ни звука.

И тогда, если повезет, будет тебе счастье, а не наука.

Ведь не только в кино встречается хэппи-энд.

Может, все-таки пронесет - досидишь тихонько до выясненья.

Зря ты, что ли, учил язык, эти падежи, времена, склоненья,

Сочиняя одну из лучших твоих легенд?

Даже имя не открывай, и конечно званье и номер части

Утаи, находясь в руках у всегда тупой и недоброй власти,

А прикинься, что просто шел и сошел с ума.

В подтверждение улыбнись и, пожалуй, выкинь еще коленце:

Попроси между делом вскользь у охраны чистое полотенце,

Карандаш, и бумагу, и два томА Дюма.

Но не вздумай им ляпнуть, как и когда разбилась твоя тарелка,

Ибо вряд ли тебя в ответ расцелуют, хором воскликнув: «Wellcome!»

А, скорее, положат мертвым под микроскоп.

Так оно будет всем, поверь, не в пример спокойнее и полезней.

Объявить,  что сыскался тот, кто причиной бед, непогод, болезней.

И отправить немедля в топку, а после - в топ..

Не стыдись. Не твоя вина. Обмани богиню, судьбу, овчарку.

Если нет под рукой лампад, станешь тихо радоваться огарку.

И окурку, и таракану, и сухарю.

Словом, слушай сюда! Когда ты не будешь больше вещать верлибром,

Обращаясь к очередным и иным внеочередным талибам,

И усвоишь все то, что дважды не повторю,

То вернешься живой домой для своей торговли любым товаром,

К череде бесполезных дней и пустых ночей, что проходят даром,

К электронным посланьям выдуманной родне.

И никто никогда уже не узнает, что ты вообще за птица.

Но не дай тебе Бог во сне или просто всуе проговориться,

Что когда-то ты без скафандра жил на Луне.

                                                                                                                                      28.10.08 - 2010